Ранее мы писали о том, что если коррупционер попался на взятке, то конфисковать у него можно практически ВСЕ. И тому уже есть подтверждения – дело полковника Захарченко и его коллеги Черкалина.

Именно комментируя эти случаи, Конституционный суд посчитал возможным изымать имущество и у «просто знакомых и друзей» таких коррупционеров. Якобы, желая сохранить свое имущество, взяточники оформляют его не только на родственников, но и на совершенно посторонних людей.

Но речь шла все-таки не о том, что любое имущество можно отобрать у человека, просто из-за его «знакомства» с коррупционером. Отобрать имущество у «просто знакомого» можно только, если такой «знакомый» не сможет документально подтвердить на какие именно источники он смог его приобрести.

Именно такая постановка вопроса позволила родителям Захарченко сохранить свои приватизированные квартиры, а Черкалину — даже торговаться со следствием за «свои» 200 млн. рублей.

Но теперь практика приобретает более репрессивный оборот.

Так, в конце ноября Нижегородский райсуд конфисковал имущество бывшего главы Марий Эл Леонида Маркелова на 2,2 млрд. рублей. Основа иска Генпрокуратуры РФ об обращении в доход государства имущества – это подконтрольные мачехе экс-чиновника Татьяне Маркеловой компании. И такой подход еще как-то понять можно. Хотя, этот бизнес строился ею еще до губернаторства сына, с привлечением банковских кредитов.

Но впервые было обращено взыскание и на деньги «друга детства» Леонида Маркелова Александра Шилова. Следствие посчитало, что эти деньги – не Шилова, а это бывший губернатор хранил их у него. При этом не было принято во внимание, что Шилов получил эти средства после продажи, доставшихся ему в наследство от матери 3-х квартир.

Источник: Яндекс.Дзен